Статья в газете "Комсомольская правда" 31.01.2018

Когда земля от крови стыла

Сталинградский военный гигант приближал час Победы

В эти дни в АО «ФНПЦ «Титан-Баррикады» с особым чувством признательности вспоминают фронтовой подвиг работников предприятия и воинов, защищавших его в битве за город.

На фронтовой вахте

Завод № 221 встал на нее с первых дней войны: постановлением Государственного комитета обороны страны 12 июля 1941 года его основные подразделения переводились на крупносерийное производство 76-мм дивизионных пушек. Первую партию в количестве 100 орудий требовалось отправить для фронта уже в сентябре, а с января 1942 года завод был обязан ежемесячно сдавать по 1000 пушек.

При этом оборудование предприятия было рассчитано на выпуск тяжелых пушек малых серий. Для выполнения задачи специалисты работали, забыв о количестве часов в сутках. В кратчайшие сроки установили 400 новых станков недостающего класса, организовали поточное производство, наладив его четкое оперативное планирование. Буквально за считаные недели конструкторам и технологам удалось снизить трудоемкость изготовления деталей на 40 процентов. Первая партия пушек была изготовлена в срок. Но уже 25 сентября ГКО ставит перед баррикадцами новую задачу: организовать выпуск 120-мм полкового миномета. Первые 50 единиц требовалось отправить в войска уже в октябре, срыв планов производства Государственным комитетом обороны рассматривался как государственное преступление. И производство продукции шло с перевыполнением: в октябре было поставлено 130 противотанковых пушек, в ноябре - 400 (весь эшелон предназначался для защиты Москвы), в декабре - 880 единиц орудий вместо плановых 450.

За трудовой подвиг в начале войны завод № 221 был награжден высшей наградой страны - орденом Ленина, 81 работник удостоен госнаград. За эффективное руководство в условиях военного времени и своевременную поставку техники для фронта директору, генерал-майору Л. Р. Гонору, была вручена Золотая Звезда Героя Социалистического Труда.

Обстановка под Сталинградом накалялась, и в июле 1942 года Военный совет Сталинградского фронта обратился к директору предприятия с просьбой выделить из числа уже изготовленных 100 противотанковых 76-миллиметровых пушек для нужд фронта. Но продукция сразу шла в войска, распределением орудий и минометов между фронтами занимался лично Верховный главнокомандующий. Поэтому за необходимым разрешением Л. Р. Гонор посоветовал обратиться к Сталину. Однако Верховный в просьбе отказал - все запланированные к выпуску пушки были заранее распределены, о чем сообщил член Военного совета Хрущев, вновь связавшись с заводом. Оставался единственный вариант решения проблемы: по приглашению Л. Р. Гонора Хрущев сам приезжает на «Баррикады» с призывом к работникам помочь армейцам. И заводчане в течение июля-августа 1942 года изготавливают сверх плана 100 пушек, которыми дополнительно вооружают шесть сталинградских дивизий. Хотя программа второго года войны и без того значительно увеличила объемы выпуска 76-мм пушки и 120-мм миномета - соответственно 2200 и 900 штук. В то же время наркомат настойчиво требовал ускорить работы по изготовлению 152-мм орудий Б-38 для железнодорожных артустановок Б-64. Завод провел экстренную подготовку производства для их выпуска, и первые 10 единиц Б-64 на ж/д платформах уже были готовы, когда начались налеты вражеской авиации…

И лозунг их: «Победа!»

С усилением атак на город с воздуха на территории «Баррикад» были установлены 50 дивизионных пушек УСВ для ведения огня, укрепивших противовоздушную оборону завода. При этом производство не останавливалось. В тревожную ночь 23 августа - массированной бомбардировки центра города - работники изготовили 100 противотанковых пушек для защитников Сталинграда. На следующий день завод подвергся 12-часовой атаке с воздуха. «Были моменты, когда казалось, что завод превратился в огромный костер, в котором невозможно уцелеть», - вспоминали оставшиеся в живых. Но и после бомбардировки работники вернулись в разрушенные цеха. «Не было электроэнергии, сжатого воздуха, не работали краны, все приходилось делать вручную. Сгорели запасы продовольствия, не стало и питьевой воды… Никто не ушел с завода», - писал позже Л. Р. Гонор. А вот что рассказывал в своей газете о подвиге баррикадцев в те дни корреспондент «Известий»: «Завод нес потери, как фронт. Но через сутки люди, стоявшие у станков, бросили на рубежи обороны 200 собранных, исправленных пушек. Рабочие завода сами тащили их в бой. Не хватало орудийных расчетов, и бывшие мастера-оружейники вышли на огневые»… Из числа лучших рабочих на предприятии создавались выездные ремонтные бригады, которые непосредственно в районах боев, под огнем восстанавливали поврежденные орудия и возвращали их в бой.

Только когда завод лишился своего сердца - немецкий снаряд разрушил энерготурбину, а предприятие оказалось в направлении главного удара, началась эвакуация оборудования и документации на левый берег Волги.

Работники завода № 221 оказались последними среди сотен тысяч специалистов предприятий, перебазированных из центральной части страны на восток. Сами же «Баррикады» к этому моменту стали местом грандиозного побоища. Сражение за предприятие и прилегающий жилой поселок явилось одним из самых длительных в истории боев за Сталинград осенью-зимой 1942 года и шло вплоть до окончания Сталинградской битвы, 2 февраля.

«Война за Францию продолжалась меньше, чем за завод»: хроника огненных дней

14 октября Гитлер назначил «самым последним сроком» падения Сталинграда. В 7.30 после массированного налета, в котором участвовало 1250 самолетов, враг начал так называемый «генеральный штурм».

«До наступления темноты 16 октября вражеская авиация неистово бомбила на подступах к заводу «Баррикады» все, что могло оказаться вкопанным в землю и замаскированным», - вспоминал маршал Советского Союза Н. И. Крылов, начальник штаба легендарной 62-й армии.

Переправившийся в составе 138-й стрелковой дивизии Людникова у завода «Баррикады» в ночь с 16 на 17 октября будущий Главком Сухопутных войск СССР Герой Советского Союза В. И. Варенников: «Не знаю, что такое ад, но уверен: даже учитывая, что там черти варят людей в котле со смолой, эти бои были тяжелее».

Только 17 октября защищавшие завод бойцы 308-й дивизии Гуртьева отбили 23 яростные атаки немецких танков и пехоты. Разведчики принесли письмо убитого гитлеровского офицера, обращавшегося к родным: «Нам надо дойти до Волги - до нее меньше километра. Мы сражаемся, как одержимые, а к реке пробиться не можем. Вся война за Францию продолжалась меньше, чем за один приволжский завод. Мы брали крупные города и теряли при этом меньше людей, чем на этом богом проклятом клочке земли. Против нас, вероятно, сражаются смертники. Они не получают подкреплений, так как мы контролируем переправу. Они просто решили сражаться до последнего солдата…»

В это день штаб 62-й армии предложил командиру 37-й гвардейской стрелковой дивизии подчинить себе в оперативном отношении «вооруженный рабочий отряд, находящийся на заводе «Баррикады». Артиллерийский дивизион ополчения баррикадцев в бою с гитлеровскими танками у центральных заводских ворот подбил шесть машин. В отряде под руководством зам. главного конструктора П. А. Тяличева с прорвавшимися на территорию завода фашистами сражалось 200 заводчан - выжили единицы. Из работников военизированной охраны предприятия был укомплектован отряд ополчения, 160 бойцов собрал истребительный батальон, начштаба которого стал начальник цеха № 22 Евсеев - большинство бойцов затем влилось в состав 10-й дивизии НКВД. Разведчики и саперы начали подземную войну благодаря карте с заводскими коммуникациями, переданной Тяличевым.

«22 октября бойцы 339-го полка продвинулись вперед на 100 -150 метров в районе цеха № 3.

31 октября бойцам 339-го и 347-го полков удалось продвинуться еще на 100 метров»… Эти емкие фразы штабных донесений ярче многостраничных книг представляют нам жестокость боев.

В начале ноября рабочие-ополченцы с бойцами 138-й дивизии заняли оборону здания заводоуправления, которое фашисты называли «домом комиссаров». «До войны оно было одним из самых красивых в районе: узорчатые кирпичные башни, фигурные окна, - вспоминал политрук 77-го заградотряда 62-й армии Л. М. Клюкин, один из участников сражения на «Баррикадах». - Гитлеровцы день за днем предпринимали штурм здания. То в одном, то в другом месте возникали пожары. По всем этажам расползался густой, удушливый дым. Срывая с плеч ватники и гимнастерки, бойцы тушили огонь и продолжали сражаться».

«Баррикады, Баррикады, зубы враг сломал о вас. Мы стояли в Сталинграде насмерть в этот грозный час…» - пели солдаты-сибиряки 308-й стрелковой дивизии Гуртьева.

Эта песня родилась у стен предприятия, которое сегодня мы с полным правом можем гордо назвать воином-победителем.